Москва. 16 января. ИНТЕРФАКС — Верховный суд (ВС) РФ разрешил оспаривать легализацию задолженности граждан-банкротов в судах общей юрисдикции, даже если сомнения в реальности долга предъявляет изначально не вовлеченное в процесс лицо и позже обретения статуса конкурсного кредитора. Такой подход важен для решения проблем, когда реальных кредиторов, прежде всего банки, лишают контроля в банкротстве с помощью создания искусственной задолженности.

Эту позицию ВС РФ сформулировал после рассмотрения жалобы Сбербанка на отказ Амурского областного суда принять апелляцию кредитной организации на судебное решение о признании долга индивидуального предпринимателя Ольги Шеболтас перед Александром Науменко. В Благовещенском горсуде она признала долг, и 1 декабря 2015 года требования А.Науменко на сумму 27,3 млн руб. были удовлетворены. 27 мая 2016 года О.Шеболтас признали банкротом.

По данным аналитической системы «СПАРК-Интерфакс», до середины 2014 года О.Шеболтас владела 25% акций ОАО «Карьер». Примерно такой же пакет акций (24,99%) примерно в то же время перешел к А.Науменко.

Сбербанк, которому О.Шеболтас задолжала 38,6 млн рублей, усомнился в реальности сделки с А.Науменко и, уже будучи конкурсным кредитором, попытался оспорить решение суда первой инстанции. В апелляции банк указал, что суд не выяснил обстоятельства исполнения обязательств по договору займа, но в феврале 2017 года суд ему отказал.

ДУТЫЕ ДОЛГИ

Создание лже-долга — очень распространенная проблема, отмечают эксперты. Зачастую должник заблаговременно начинает готовиться к предстоящему делу о банкротстве, создает искусственную задолженность перед формально несвязанными с ним лицами, после чего они становятся контролирующими кредиторами, рассказал «Интерфаксу» старший юрист адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Евгений Гурченко. При этом часто судебные акты о взыскании выносятся без изучения всего круга возможных доказательств, когда ответчики не возражают против иска или возражают формально, поясняет партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Антон Бабенко.

Реальные же кредиторы не всегда имеют возможность вступить в процесс и потребовать изучения всех обстоятельств дела. Так произошло и в случае Сбербанка. Облсуд оставил его жалобу без рассмотрения по существу.

Апелляционная инстанция исходила из того, что факт признания А.Науменко кредитором О.Шеболтас не свидетельствует о нарушении прав банка, несмотря на уменьшение доли его требований в общем объеме задолженности (к моменту проведения первого собрания кредиторов в августе 2016 года общая сумма требований составляла 74,3 млн рублей, а доля Сбербанка — 50,2%, к февралю 2016 года учтенный долг вырос до 80,1 млн руб., а доля банка опустилась ниже 50% — ИФ). «Спорные правоотношения возникли между сторонами договора, участником которых банк не был, и на момент рассмотрения спора требования банка не были включены в реестр», — говорится в апелляционном определении.

ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ТРЕБОВАНИЯ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ПРОВЕРКИ

Однако ВС РФ решил иначе. Логика кассационной инстанции построена на том, что обязательно должна существовать возможность проверить обоснованность претензий кредитора к банкроту в судебном порядке и пользоваться ей могут не только изначально участвовавшие в процессе лица. Право оспорить судебный акт, на котором основано требование, — это особое средство защиты, в том числе и для конкурсных кредиторов, каким был заявитель, говорится в определении Верховного суда, опубликованном в понедельник. При этом то, что процедуру банкротства в отношении О.Шеболтас ввели после принятия спорного решения, само по себе правового значения не имеет, так как при рассмотрении апелляционной жалобы банка его требования были включены в реестр требований кредиторов, подчеркнул ВС РФ.

Теперь, по сути, любой кредитор получает право оспаривать судебные акты по любым спорам против должника в любых судах, резюмировал адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. «[Признание долга ответчиком] не должно препятствовать третьим лицам, к которым конечно относятся другие кредиторы должника, конкурирующие за право удовлетворить требования за счет его имущества, обжаловать такие решения», — подчеркивает А.Бабенко.

В последние полтора-два года в практике Верховного суда отчетливо прослеживается тенденция противодействия недобросовестным кредиторам (как правило, аффилированным с должником), стремящимся любыми способами захватить контроль над банкротством, отметил К.Ермоленко. «ВС РФ уже признавал право конкурсных кредиторов на оспаривание решений [арбитражных судов], на которых основаны [другие] требования, в том числе принятых до возбуждения дела о банкротстве», — напомнил Е.Гурченко. «Новое решение кассации сильно поможет добросовестным кредиторам и, хочется верить, повлияет на формирование единого подхода судов общей юрисдикции», — рассчитывает А.Бабенко.