Наследник несет все риски по оспариванию потенциально спорных сделок при получении наследства, пояснил Верховный суд (ВС) РФ в деле о банкротстве. Этот универсальный принцип наследования распространяется на все спорные сделки.

Арбитражный управляющий ООО «Научно-производственная компания «Системы и технологии» в рамках дела о банкротстве компании оспорил в суде сделку по перечислению 3 млн рублей Зинаиде Конопелько. Ей принадлежало 99,9% в уставном капитале компании, в октябре 2013 года она решила выйти из общества.

З.Конопелько получила деньги на основании протокола общего собрания от 20 ноября 2013 года. 13 января 2014 года должник со своего расчетного счета перечислил ей деньги.

В процессе рассмотрения дела в связи со смертью З.Конопелько наследником стал Дмитрий Конопелько, который принял наследство в сумме 11,7 млн рублей.

Суды первых двух инстанций признали сделку недействительной, обосновав это тем, что она совершена в пределах шести месяцев до возбуждения дела о банкротстве должника (3 июня 2014 года) в условиях его неплатежеспособности и в отношении заинтересованного лица (бывшего участника с долей почти 100%). Суды посчитали, что З.Конопелько должна была знать о финансовых затруднениях общества.

Кассация отменила эти решения, но Верховный суд, рассмотревший этот спор в конце декабря, оставил в силе решения судов первых двух инстанций. ВС пояснил, что в пределах полученного наследства Д.Конопелько в порядке универсального правопреемства продолжает отвечать по долгам наследодателя.

В постановлении пленума ВС от 29 мая 2012 года N9 «О судебной практике по делам о наследовании» говорится, что под долгами наследодателя понимаются не только обязательства с наступившим сроком исполнения, но и все иные обязательства наследодателя, которые не прекращаются его смертью, говорится в определении ВС. В частности, к таким долгам можно отнести еще не возникшее реституционное требование к наследодателю по потенциально оспоримой сделке. То есть по сделке, у которой есть пороки оспоримости, но она еще не признана таковой судом на момент открытия наследства. Соответственно, риск признания такой сделки недействительной и предъявления реституционного требования в пределах стоимости наследства также возлагается на наследника, заключил ВС.

Это правило распространяется на все сделки с пороком, права по которым переходят по наследству, а не только на оспариваемые по конкурсным основаниям, рассказал «Интерфаксу» судья Высшего арбитражного суда РФ в отставке, доцент МГЮА Рустем Мифтахутдинов. «Принцип универсального правопреемства при наследовании предполагает, что наследник получает не только активы, но и долги наследодателя, в том числе основанные на реституционных требованиях. Но наследник должен отвечать по таким требованиям только в пределах наследственной массы. Поэтому Верховный суд РФ справедливо возложил обязательства из спорных сделок на наследника», — отметил он.
Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»